Главная » Истории о любви » С любимыми не расставайтесь

С любимыми не расставайтесь

Истории о любвиСнег оседал на ресницах, запутывался в волосах, нагло пролезал за шиворот, но Наташа этого не замечала. Она выскочила на мороз в тонком шелковом нарядном платье, забыв накинуть даже шарф — очень уж хотелось отдышаться, передохнуть от безумного веселья и неприлично пьяных гостей, которые без конца приставали к ней с какими-то дурацкими вопросами.

«И зачем я только потащилась на эту дурацкую дачу, за двести километров от дома? — Наташа с досадой ткнула лакированной туфелькой в сугроб.

Как всегда, послушалась Светку, подругу любимую: дескать, развеешься после развода, нечего Новый год одной встречать. Ну и толку, что здесь весь дом набит людьми? Все равно чувствую себя чужой на этом празднике жизни».

Митька, не может быть…

Она вдруг страшно затосковала по своей уютной квартирке. Захотелось нырнуть в любимое кресло, накрыться теплым клетчатым пледом и бездумно щелкать телевизор с канала на канал…

Внезапно запиликал мобильник. Подняв трубку, Наташа чуть не выронила ее от неожиданности. Митька?! Нет, этого просто не может быть, ведь десять лет прошло!

— Ну здравствуй, Дюймовочка, — прозвучало в трубке. И сердце Наташи глухо ухнуло, упав куда-то глубоко и далеко… Вне всяких сомнений, это был он. Все тот же низкий голос с приятной хрипотцой, все те же насмешливые нотки. А самое главное — то же прозвище, которым он наградил ее когда-то «за особую красоту, невероятную грацию и миниатюрность».

Это прозвище было у них чем-то вроде секретного пароля — он никогда не называл ее так при людях, только когда они оставались вдвоем.

— Решил вот поздравить тебя с Новым годом. Я понял, что страшно соскучился по твоему голосу. Ну а ты… ты рада меня слышать?

Только теперь Наташа поняла, каково это, когда сердце сходит с ума и вдруг выпрыгивает из груди. Оно колотилось из стороны в сторону, скакало бешеной белкой и рвалось навстречу его голосу. Рада ли она его слышать?! И он еще спрашивает!

Безумный роман

Когда им с Митькой было по 28 лет, у них был роман. Именно роман — не встречи, не «отношения». Безумный, прекрасный, страстный, нежный, порочный, упоительный…

Они встречались полтора года, строили планы на совместную жизнь, а потом вдруг Митька объявил: «Я много думал о нас, Дюймовочка. Я люблю тебя, но нам лучше расстаться. У тебя муж, ребенок. Я не могу ломать им жизнь».

Наташа тогда отчаянно вцепилась в его руки: «Я не могу без тебя жить, Митенька! Ты же знаешь, мы с мужем давным-давно чужие люди, живем вместе только ради ребенка. Дочка отца обожает, но когда она познакомится с тобой, она тебя наверняка полюбит!»

Она тогда еще что-то говорила, канючила, плакала, унижалась, но Митька остался непреклонен. Поцеловал ее в губы и ушел. Ушел, чтобы через десять лет позвонить снова…

А сейчас они говорили, говорили и говорили… и не могли наговориться. Она боялась одного: что кто-то из гостей примется ее искать и родной Митькин голос, который она столько лет ждала, опять исчезнет.
— Ну вот, вроде все о себе рассказал. С прежней работы ушел, переехал в другую квартиру. Живописью в свободное время занимаюсь, — Митька помолчал. — Ну а ты как живешь?
— Я? — Наташа старалась не потерять самообладание. — Я в порядке. Развелась год назад.
— Сочувствую.
— О, я тебя умоляю, — Наталья зачем-то нагнулась, набрав целую горсть снега. — Ты как никто другой знаешь, что я его не любила. Да и он меня тоже. Так, случайные люди случайно встретились и случайно родили дочь.

Дочери, кстати, уже 18, и у нее своя жизнь. А я вот встречаю Новый год в компании с какими-то незнакомыми людьми, один из которых, по замыслу моей подруги Светки, должен устроить мою личную жизнь.
— Я бы приревновал, но как-то нерадостно это все звучит, — Митькин голос предательски дрогнул. — И вообще, если честно, я тоже не в восторге от этого Нового года. Да и от жизни вообще, — он замолчал на мгновение. —

Кстати, тоже развелся. Пять лет назад. Но детей, правда, нет.
— Ты ее любил? — Наталья с силой запустила снежком в забор.
— Не знаю… Тогда думал, любил. Сейчас понимаю, что нет. Я, Дюймовочка, по-настоящему любил только одну женщину. Ты знаешь, какую.

От этих слов на душе у нее мгновенно потеплело. И даже зима с ее колючим наглым снегом и злющим ветром отступила, уступив место горячему, ласковому солнцу. «Я приеду к тебе, Митька, — чуть не крикнула Наталья. — Очень скоро! Слышишь? Приеду!» Но промолчала. Сдержалась. Пусть это будет для него сюрпризом.

Понимаю, не ожидала

Дверь так долго не открывали, что Наташа забеспокоилась. Тот ли адрес? Ведь через десятых знакомых узнавала, могли и напутать. Наконец за дверью послышалась какая-то возня. Наташа зажмурилась. Вот сейчас Митька ее увидит, схватит в охапку, потом закружит на руках и…

В дверях стоял мужчина лет сорока, почти седой, в очках и на костылях. Наталья дернулась в сторону, смущенно пробормотав: «Извините, я, кажется, ошиблась» — как вдруг за стеклами очков блеснул знакомый карий взгляд. Это… Митька?!

— О боже, — ноги Наташи вдруг стали ватными.
— Ну здравствуй, — во взгляде мужчины отразилось страдание. — Как же ты меня нашла?
Наталья словно оцепенела. Прислонившись к косяку, молча смотрела ему в глаза.
— Понимаю, ты не ожидала… — он выразительно посмотрел на костыли. — Зайдешь?

Кивнув, она двинулась за ним. Радость встречи и боль, любовь и жалость — все смешалось в душе в один огромный ком. Он стоял в горле, давил на грудь, душил слезами, мешал говорить.
— Я хотел тебе в тот раз сказать. Не решился. Не хотел, чтобы меня жалела. — Митька развернулся к ней всем корпусом. — Ну так вот. Была авария. Пять лет назад. Машина всмятку. Я в коме. Потом инвалидность, уход жены… Я тогда только на коляске мог передвигаться. Из дома — ни ногой. Даже за хлебом — и то проблема. Ну а с работы, конечно, выгнали — инвалиды-то у нас в стране никому не нужны. В общем, превратился в такого вот нахлебника. Ну жена и не выдержала…

Его взгляд стал задумчивым:
— Я ее не виню: жизнь с калекой не сахар. Да и потом, не мой это был человек… Ну а дальше началась борьба за жизнь, — он криво ухмыльнулся. — Жизнь, которая, по большому счету, никому не нужна.

Наташа протестующе подняла руку, но Митька ее остановил.
— Но я все равно цеплялся. Думал, выкарабкаюсь, найду тебя и сделаю наконец-то предложение, — он неожиданно покраснел: густо-густо, как первоклашка. — Я делал все, что говорили врачи. С коляской простился. Правда, костыли остались… А когда работы лишился, поначалу отчаялся, даже запил, но потом сказал себе: стоп, мужик, ты же хороший программист, неужели так алкашом и подохнешь? Нашел халтуру, потом другую. Собственное дело организовал. Небольшое, но на жизнь хватает, — он взял ее руку, но неожиданно отбросил. — Господи, зачем я тебе все это рассказываю? Какое тебе дело до меня? Ты молодая, красивая, ты еще красивее даже стала, чем раньше. И дернуло же меня позвонить тебе на Новый год! Жила бы спокойно, а тут я. Здрасьте, примите меня убогого…

Не выдержав, Наташа разревелась и как нашалившая девчонка, закрыла лицо руками, сбегая вниз по лестнице…

Прошло три недели. Подруги сидели на кухне у Светы.
— Ну ты дала! — отчитывала ее подруга. — Нашла кого жалеть. Это ты Вадика жалей, который возле тебя вьется, и мужа своего бывшего. Один — альфонс, другой — импотент. А вот уж Митьку как раз жалеть не надо.

По крупицам мужика после аварии собрали, и ведь нашел он в себе как-то силы жить! Не спился, не скурился, не озлобился на весь мир — да ему памятник поставить надо!
— Да я не от жалости тогда расплакалась, нет, и не от ужаса, — Наталья нервно теребила ремешок от сумки. —

От переизбытка чувств. Я ведь его когда увидела, в один миг поняла, что без него я и не жила толком — существовала лишь. Ну а на костылях он или в коляске инвалидной — да мне, Светка, все равно. Люблю я его, понимаешь, люблю! И знаешь, все эти годы только его одного любила!
— А ты ему об этом сказала?
—  Не успела… Он меня выгнал. Я потом еще несколько раз приезжала, телефон весь оборвала — не хочет он со мной общаться.

Светка тяжело вздохнула, помолчала немного, а потом выдала:
— Не хочет, говоришь… Кажется, я кое-что придумала. Ну-ка, дорогуша, встряхнись и собирайся по-быстрому, потом все объясню.

Через два часа они стояли перед домом Митьки. Наталья — в костюме Снегурочки, Света — в прикиде Деда Мороза. Из Митькиного подъезда вышел какой-то мужик. Увидев их, отскочил в сторону:
— Ну вы даете! Не поздновато с подарками? Новый год-то давно кончился!
— А мы по старому стилю, — басом ответила Светка. — Ты дверь-то, парень, придержи!

Бормоча себе под нос: «Совсем бабы с ума посходили, костюм Деда Мороза — и тот увели!» — мужик все-таки посторонился, пропустив их в подъезд.

Откройте Деду Морозу

Поднимаясь по лестнице, Наталья все пыталась представить, как Митька делал здесь первые шаги после аварии. Как он съезжал здесь на своей коляске, ведь в этом подъезде даже пандусов нет? Как управляется сейчас на костылях? От волнения у нее все плыло перед глазами. Узнает ее или не узнает? Пустит или не пустит?

Открыв дверь, Митька заулыбался.
— Я Деда Мороза не вызывал.
— А и вызывать не надо, мы вот сами зашли, милок, так, по пути, — забасила Светка. — Мы это… из социальной новогодней службы поддержки. Да и вообще, я тебе Снегурочку оставлю, она подарки вручит. А мне еще этажом выше надо.
— Подарки? — Митька выглядел смущенно. — Мне? Ну проходите. Хотя это точно какая-то ошибка.

Наталья прошла на кухню. Все чистенько, даже уютно. Хотя женской руки, конечно, не хватает. «Как же я мечтаю утащить тебя в свою берлогу и больше никогда не отпускать!» — ярко вспомнились ей Митькины слова из их далекого прошлого.
— Это не ошибка, — она стянула с головы парик и шапку Снегурочки. — Это я. Ошибка была в прошлый раз, когда я позволила тебе выставить меня вон. — Она бросилась к любимому, неуклюже ткнувшись ему в подмышку.
—  Ну ты даешь, Дюймовочка! — Митькино лицо расплылось в счастливой улыбке.
— И потом, я с подарком. Даже с двумя, — Наталья вручила ему пакет. — Вот монпансье. Ты когда-то их страшно любил. А это конверт. Вскрой, не бойся.
— Ты даешь мне взятку? Чтобы я тебя не выгнал? — расхохотался Митька. Из конверта выпала какая-то бумажка.
— Что это?
— Адрес реабилитационной клиники, — Наталья обхватила его руками. — У меня там подруга работает. Отличный врач. Она нам обязательно поможет.
— Нам? — Митькины глаза заискрились от счастья. — Ты уверена, что тебе это надо?
— Абсолютно, — Наташка взяла его за руку. — Ну, показывай свою берлогу. Помнишь, ты когда-то хотел меня в нее утащить?

Похожие записи:
Влюбилась во врача: рок или судьба?
Все по-настоящему!
И солнышко засияет снова!
Комментарии
  1. Валерия:

    всё по настоящиму) можно с именим юрий

  2. Алексей:

    Всё так же…только ушла она! А я остался на костылях…

  3. виктория:

    жизненно

Оставить комментарий