Главная » Истории о любви » Дачный переполох

Дачный переполох

Эта кукла в парчовых шароварах была чудо как хороша! Пока не попала в лапы соседского пса…
Ната любила раннее утро. Дачники в это время еще спали, а большой яблоневый сад был вволю напитан росой, капли которой сверкали на нежно-зеленой листве. Сейчас, стоя на крыльце, она наблюдала, как две вороны, залетевшие в сад навести свой порядок, деловито ходили возле летней кухни, а пес, нашедший дыру в заборе, догрызал кость, которую вчера надменно отверг. Он охранял соседний дом и днем старался казаться суровым, но ночью, хорошо подумав над жизнью, добрел — и к утру доедал дары, что предлагались накануне…

Пейзаж с натуры

Вот уже несколько сезонов подряд Ната с дочкой Маришкой снимала здесь дачу — с мая по октябрь. Хозяйка дома Вера Антоновна работала в городе, уезжала рано, возвращалась поздно, что было удобно для Наты, которая зарабатывала на жизнь, продавая свои пейзажи и натюрморты. И каждое утро она раскладывала на террасе кисти, краски и многочисленные тряпки — малоэстетичные, но столь необходимые в работе…
— Доброе утро! на террасу вышла хозяйка и привычно глянула в сад. Рядом строился дом из красного кирпича и возводился такой же забор, и она очень переживала по этому поводу. Каждое утро хозяйка проявляла признаки ностальгии по старым временам и напевала старинные романсы — как заклинания, способные остановить возведение чуждых стен. Сейчас, когда взгляд упирался в красный кирпич, Вера Антоновна уже жалела, что решилась «располовинить» свой участок и одну из частей продать какому-то бизнесмену.
После созерцания забора хозяйка перевела недовольный взгляд на Нату и спросила:
— А где кукла?
Накануне она была в хорошем настроении и дала поиграть Маришке старинную куклу — в костюме турецкой наложницы, с темными глазами и нежным гуттаперчевым личиком. Особенно красивыми на кукле были иссиня-черные шаровары из парчи.
— Не знаю, — Ната пожала плечами. — Наверно, Маришка вчера взяла ее с собой в постель.
Вера Антоновна покачала головой, будто чуя неладное, но не стала развивать «кукольную» тему и, помахивая сумкой, двинулась к калитке. Проводив женщину взглядом, Ната засуетилась, доставая кисти и краски. Самое время завершить маленький пейзаж, который писался с натуры, — старые яблони, сомкнувшиеся ветвями над террасой. Только бы не проснулась Мариша! И тут сзади раздалось покашливание — такое, которое свидетельствует не о першении в горле, а, скорее, о желании завести разговор. Ната обернулась. Перед ней стоял молодой мужчина в перепачканной одежде — судя по всему, тот, что возводил на соседнем участке забор. Руки он почему-то держал за спиной.

Незваный гость

— Простите, — мужчина переминался с ноги на ногу. — Вот… Это все мой пес… Он же еще молодой, глупый. Щенок, хоть и ростом с волкодава… У него зубы чешутся!
Незваный гость с виноватым лицом вытащил руку из-за спины, и Ната увидела куклу, которой только что интересовалась Вера Антоновна. Точнее, то, что от нее осталось…
— Ах! — невольно вырвалось у нее. — Если б вы только знали, что наделали! Вы или ваша собака… Какая разница?!
Она представила, как вознегодует Вера Антоновна, как сурово отчитает она Маришку, забывшую куклу в саду, и расплакалась. Ну какое же ужасное утро!
Мужчина переминался с ноги на ногу.
— Я не знал, что такие взрослые девушки играют в куклы… — нерешительно начал он и решительно закончил: — Хотите мы поедем в город и я куплю вам другую? Новую, красивую. Похожую на вас… Вы что, художница?
Интерес человека, доставившего ей столько неприятностей, явно превышал обычный для данной ситуации. Ната ответила не сразу. Она нервно собирала краски и кисти. Что делать? Как объясняться вечером с Верой Антоновной?
— Во-первых, это не моя кукла, — выдавила она, глотая слезы. — Это кукла хозяйки дачи. И вчера она дала ее моей дочке… Поиграть, только на один вечер! Во-вторых, кукла очень старая. Точнее, старинная! Такую разве что в художественном салоне можно купить. Но вы представляете, сколько она там стоит? Да разве новая кукла сможет заменить прежнюю?
— Будем надеяться, что она смирится с потерей! Собирайтесь, берите дочь, и поехали. А куклу мы обязательно найдем! Я всегда нахожу то, что нужно. Сбор через десять минут у вашей калитки. И давайте наконец познакомимся. Меня зовут Игорь.
— Наташа. Но лучше — просто Ната…

Полная идиллия

К возвращению Веры Антоновны за круглым столом, стоящим на террасе, сидела целая компания: Ната с Маришкой, Игорь, оказавшийся хозяином кирпичного дома, и две куклы с гуттаперчевыми личиками, в сложных турецких костюмах из парчи. Вот только шаровары у них были разного цвета; у одной — золотистые, а у другой — серебристые.
— Эта моя! — показывая на куклу в золотистых шароварах, Маришка захлебывалась от восторга. Но потом обращала   блестящие глазенки на другую турчанку и еще громче кричала: — Нет-нет, вот эта моя! Ната   еле-еле удерживала ее от желания завладеть обеими куклами и, отодвигая их все дальше и дальше от Маришки, строго повторяла:
— Прошу тебя, потерпи! Сейчас придет Вера Антоновна, пусть она первая выберет.
Электрический самовар уютно гудел в углу, у входа на крохотную кухоньку, а на столе торжественно возвышался торт с кремовыми розочками. Игорь с интересом смотрел то на Нату, то на Маришку, пил чай и рассказывал о себе, пребывая в полной уверенности, что и его, и глупого пса, совершившего такой ужасный поступок, уже простили.
— Мои дед и отец были строителями. Поэтому, когда есть время, я тоже с удовольствием работаю руками. Это же так приятно — увидеть забор, который построил сам…

И никаких заборов!

Никто и не заметил, как к террасе подошла Вера Антоновна.
— Ничего приятного! — возвестила она. — Одни заборы вокруг. Чтобы вырастить хорошую яблоню, нужно двадцать лет. Потому что это живое, тонкое, хрупкое. А забор?! Право, ужасное сооружение.
На несколько секунд за столом воцарилась полная тишина. И вдруг посреди нее раздался крик Маришки, уставшей от ожидания:
— Вы какую куклу выбираете? Ту или эту?!
От неожиданности Вера Антоновна чуть не села мимо стула. А когда поняла, в чем дело, рассердилась. И, взглянув на Игоря, негодующе изрекла:
— Знаете, молодой человек, в жизни есть вещи, которые не измерить деньгами. Эта кукла была дорога мне как память, понимаете? И никакая другая, даже очень искусно сделанная, ее не заменит. Вот вы храните память о своих отце и деде. И хотите быть похожим на них, возводите забор своими руками. Это похвально. Правда, сооружение это, мне кажется, здесь лишнее, — поморщилась пожилая женщина.
Игорь поспешно ответил:
— Наверное, всем нам будет лучше жить так, как сейчас. Собираться каждый вечер за этим столом, пить чай. Разговаривать. И пусть от вашего дома к моему тянется яблоневый сад. Так что не будет никакого забора!
Это известие заметно обрадовало хозяйку.
— Так-то лучше! — смягчилась она. И добавила вполголоса: — Не было бы счастья, да несчастье помогло…

Похожие записи:
Влюбилась во врача: рок или судьба?
Все по-настоящему!
С любимыми не расставайтесь
Оставить комментарий